" />
Меню
  1. Новости
  2. ПОЛОВИНА ПОЛЯКОВ БОИТСЯ ВОЙНЫ С РОССИЕЙ И ГОТОВЯТСЯ БЕЖАТЬ В ИСПАНИЮ

ПОЛОВИНА ПОЛЯКОВ БОИТСЯ ВОЙНЫ С РОССИЕЙ И ГОТОВЯТСЯ БЕЖАТЬ В ИСПАНИЮ

Новости Русской Испании 26 марта 2024

Польша превратилась в зону страха, сообщает Tok FM.

Полякам каждый день рассказывают о неизбежности войны между НАТО и Россией. И страх сделал свое дело — поляки потянулись в Испанию. Покупка недвижимости там стала для них “страховым полисом” на случай войны.

Почувствовав страх перед войной, они с мужем решили действовать: "Кладем все, что есть, на стол и считаем". "На эти деньги мы купили классное жилье в Испании. Мы решили не ждать, пока что-то упадет нам на голову, а взяли и уехали. Мы эвакуировались из зоны страха, каковой оба воспринимали Польшу", — говорит в интервью порталу TOK FM Малгожата Дуда (Małgorzata Duda).

Гжегож Чарнецкий (Grzegorz Czarnecki) два года откладывал покупку дома в Испании. Он думал об этом с февраля 2022 года, когда первые ракеты упали на Киев. Однако, когда украинская армия оказала мощное сопротивление армии Путина, страх прошел. Чарнецкий снял с продажи свою однушку в Варшаве, которую приберегал для сына. Но в феврале этого года он все-таки ее продал.

Несколькими неделями ранее СМИ начали транслировать тревожные прогнозы западных генералов и политиков, которые непосредственно касались нашей безопасности.

Министр обороны Германии Борис Писториус заявил: "Мы должны считаться с тем, что однажды Владимир Путин нападет даже на страну НАТО". Писториусу вторил его польский коллега, призывая нас быть готовыми к любому развитию событий.

"Я серьезно отношусь к этим тревожным прогнозам. Это не просто сказанные мимоходом слова. Ситуация очень серьезная", — подчеркнул глава оборонного ведомства Польши Владислав Косиняк-Камыш (Włądysław Kosiniak-Kamysz).

В свою очередь, генерал Богуслав Пацек (Bogusław Pacek) в беседе с TOK FM рассказал, что разведывательные службы США и стран Европы получили информацию о том, что "русские готовятся к большей войне". Эксперт по безопасности и кризисному управлению Марцин Самсель (Marcin Samsel) добавил, что в планы россиян "вписывается захват стран Балтии и части Польши".

Вскоре после этого опросы порталов TOK FM и Око.press показали, что 48% полек и поляков ожидает вооруженного нападения России на Польшу.

К этой группе относится и Гжегож Чарнецкий, менеджер в международной табачной корпорации. "Я не скрываю, что боюсь войны, ее боятся многие мои друзья и коллеги по работе. Я решил пожертвовать однокомнатной квартирой в Варшаве, которую держал для сына, впрочем, он все равно уже живет в Испании. Я решил купить там квартиру. Риелтор уже занимается этим вопросом. Понятно, это обойдется недешево, но у меня есть сбережения. На что мне деньги, если Путин придет в Польшу? Мешкать нельзя — когда начнется война, уже не будет времени просматривать объявления о продаже недвижимости. А это рано или поздно произойдет, боюсь, что скорее рано, чем поздно", — говорит 57-летний Гжегож Чарнецкий.

Его опасения разделяет Малгожата Дуда, которая решила подстраховаться еще летом 2022 года. Именно тогда они с мужем купили квартиру в провинции Аликанте. "Всю нашу взрослую жизнь мы откладывали покупку недвижимости в Польше, потому что копили деньги для открытия фирмы. Но как-то все не складывалось. Когда начался военный конфликт, мы сказали сами себе: "Эй, проснитесь, пора сделать апдейт нашей мечты! На черта нам фирма, если русские бомбы могут все здесь уничтожить. Нужно иметь место, куда бежать", — вспоминает 46-летняя Малгожата.

Тогда, по ее словам, они с супругом запустили акцию "Все, что есть, мечи на стол". На этот условный стол легло наследство, которое Малгожата получила от отца, а также все семейные сбережения. "Мы распродали ценные бумаги, опустошили все свои банковские счета и купили классное жилье в Испании за 160 тысяч евро. Мы решили не ждать, пока что-то упадет нам на голову, а просто взяли и уехали. Мы могли себе это позволить, потому что мы работаем удаленно, я — бизнес-аналитик, мой муж айтишник. Мы эвакуировались из зоны страха, каковой оба воспринимали Польшу", — объясняет моя собеседница.

У Малгожаты Варгоцкой (Małgorzata Wargocka) сейчас много таких клиентов. Она уже пятнадцать лет руководит в Варшаве фирмой Casa En Sol, которая является посредником в покупке квартир и домов в Испании. По ее словам, именно после начала полномасштабной военной операции на Украине у нее заказов выше крыши. "За месяц я оказываю посреднические услуги по двум десяткам сделок. Когда я начинала свой бизнес, о таком количестве можно было только мечтать. Интересно, что когда-то у моих клиентов была совсем другая мотивация — они выбирали стиль жизни. То есть человек покупал недвижимость в Испании, потому что это была реализация его мечты о лучшем образе жизни на солнечном побережье. Теперь эта мотивация ушла на дальний план, и на первый план вышел страх войны", — говорит она.

По ее словам, клиенты прямо говорят, что боятся вторжения Путина. Малгожата Варгоцкая слышит это почти каждый день. Люди опасаются, что через год или два им придется бежать из Польши, поэтому они хотят заранее подобрать себе "запасной аэродром" в Испании, а не ждать, когда грянет гром. "Не то, чтобы они очень уж хотели там жить, во всяком случае, они об этом не мечтают. Это самое большое изменение в поведении клиентов, которое я наблюдаю", — признается она.

В последние годы, как отмечает моя собеседница, у нее было два основных "пика продаж". Первый сразу после начала путинской операции на Украине, а второй в начале этого года, когда политики и эксперты начали говорить о риске начала масштабной войны, которая может распространиться на страны НАТО. "На первом пике продажи шли "на ура", клиенты покупали быстро, на эмоциях. Мы стараемся вникнуть в потребности клиентов, задаем им много вопросов, потому что покупка недвижимости — это все-таки не сходить в магазин за кроссовками. Мы спрашиваем, какой метраж их интересует, сколько спален и ванных комнат нужно. Какие дома предпочтительнее — современные или традиционные? Рядом с пляжем или горами? А если рядом с пляжем, то что они больше любят — совершать по нему многокилометровые пешие прогулки или предпочитают просто купаться в море? И так далее. Но сразу после начала конфликта на Украине эти вопросы начали вызывать у людей заметное раздражение. Потому что они хотели купить "немедленно". Неважно, что и где, лишь бы побыстрее. Это было вызвано паникой", — описывает ситуацию наша собеседница.

На втором пике — уже в 2023 году — покупки испанской недвижимости приобрели более рациональный характер. Клиенты анализируют предложения и принимают взвешенные решения. Страх перед наступлением хаоса сочетается с холодным финансовым расчетом. "Клиенты хотят купить недвижимость, чтобы иметь “страховой полис” на случай войны. А пока они планируют сдавать жилье в аренду или, возможно, в будущем перепродать с прибылью, если ситуация в мире успокоится. То есть это не только полис, но и вложение капитала", — объясняет она.

Когда поляки ринулись покупать жилье, возраст клиентов Малгожаты Варгоцкой заметно снизился. Когда-то типичным посетителем ее офиса был поляк лет шестидесяти, например, юрист, врач или владелец крупной фирмы. Тот, кто успел подзаработать и планировал пожить в теплых краях. После начала конфликта на Украине клиент Casa En Sol помолодел, на что, очевидно, повлияло и увеличение благосостояния молодого поколения поляков. "Сейчас к нам приходят сорока-пятидесятилетние клиенты, у которых есть дети, и они боятся за их будущее в Польше. Приходят и молодые люди за тридцать, которые хотят жить и работать в Испании. Именно в этих младших возрастных группах при покупке жилья преобладает “военная” мотивация", — констатирует риелтор.

Шимон Чарнецкий (Szymon Czarnecki) пренебрег однокомнатной квартирой своего отца в Варшаве. Он предпочел переехать в Испанию, потому что ему надоел "этот отстой". "Зачем мне однокомнатная квартира в Польше, где я был бы пленником работодателя? Я вроде компьютерщик и работаю удаленно, но, живя в Варшаве, я часто не мог уйти с работы, когда мне надо. Я рассуждал так: доделаю этот заказ и возьму следующий, ведь все равно за окном тьма, дождь, а до пятничного концерта осталось еще три дня. Я был похож на своего отца-трудоголика, но я никогда не хотел такой жизни", — вздыхает 29-летний Шимон.

Слыша эти слова, отец Шимона только улыбается. Он не в претензии к своему сыну, наоборот: он гордится тем, что тот не пошел по его стопам. Несколько лет назад Гжегож Чарнецкий заработал профессиональное выгорание и вынужден был лечиться. "Я рад, что Шимон решил позаботиться о себе, что ему не нужно вкалывать, чтобы иметь комфортную жизнь. Он приятно удивил меня, когда сказал, что переезжает со своей девушкой в Испанию. Конечно, я немного расстраивался, что буду реже его видеть. Но в начале этого года это беспокойство прошло. Здесь может начаться война. Пусть он будет подальше отсюда", — говорит он.

"Мы приехали в Испанию на отдых в июле 2022 года, намного поездили по южным регионам этой страны, и нам так понравилось, что мы решили здесь остаться. А почему бы и нет? Правда, аренда квартиры здесь дороже, но еда дешевле. Мадрид бы мы, наверное, не потянули, но Гранаду вполне. Местные друзья-поляки помогли нам найти жилье. Сейчас мы тратим больше — еда в кабаках здесь такая вкусная, что дома не хочется вытаскивать сковородку, но наш бюджет пока выдерживает. И если перестанет выдерживать, то мы можем без особого труда сократить некоторые расходы", — рассказывает молодой человек.

Однако эту беззаботную жизнь прервала новость, которую он услышал от своей девушки в декабре прошлого года. Она сообщила: "Мы будем родителями". "Вот так, ничего мне не сказала, взяла и забеременела", — смеется Шимон. "А если серьезно, то я обрадовался и как-то мысленно начал собираться домой. Не знаю почему, но в моей голове возникла цепочка ассоциаций: у нас будет ребенок, значит, мы возвращаемся в Польшу. Мы даже начали готовиться к отъезду и прощаться со здешними приятелями. Но тут, Оливия, моя девушка, задала неожиданный вопрос: а действительно ли мы хотим вернуться с ребенком в Варшаву, из которой, возможно, скоро нам придется бежать? Что - то подобное сказал и мой отец по телефону", — вспоминает он.

Шимон сначала не знал, в чем дело, и даже когда начал читать заявления политиков и экспертов о потенциальной угрозе войны, он все равно ничего не понял. У него аналитический ум, и он пытался добраться до источников этих прогнозов — найти ответ на вопрос, почему вдруг так много стали говорить об угрозе войны России с НАТО. Он до сих пор не нашел ответ на этот вопрос, но в какой-то момент атмосфера страха начала действовать и на него. "Я до сих пор понятия не имею, насколько этот страх обоснован, но он просто уже проник в меня. Когда моя девушка спросила, не боюсь ли я, что в Польше меня могут призвать в армию, чтобы я тут же погиб за родину, все вообще стало выглядеть как-то нелепо и глупо", — смущенно говорит молодой человек.

Страх перед войной изменил решение Шимона и Оливии вернуться в Польшу. Он заставил их остаться в Испании, но при этом открыл молодой паре новые возможности. "Не скрою, я подзуживаю своего старика купить здесь квартиру. Не нужно будет платить аренду, можно будет отложить на учебу ребенка. Мы хотим получить статус резидентов в Испании, чтобы иметь доступ к здешнему здравоохранению и образованию. Основы испанского языка у нас были еще из Польши, сейчас мы совершенствуем язык на курсах. Другими словами, мы пускаем корни, у нас теперь уже все серьезно, не как раньше, когда мы жили одним днем. А если в Польше разразится война, то к нам присоединится отец", — констатирует мой собеседник.

Анна-Мария Сивинская (Anna-Maria Siwińska) (…) тоже боится войны. Она купила дом в Андалусии, чтобы избавиться от зимней депрессии. Женщина признается, что, хотя это была "импульсивная покупка", вскоре она оказалась вполне благоразумной.

"Предварительное соглашение о покупке дома в Испании я подписала за две недели до начала конфликта на Украине. Когда я летела в Андалусию, чтобы завершить сделку, на борту самолета уже было полно украинских беженцев. Я видела плачущих женщин с маленькими узелками и детьми. (…). Я не думала, что угроза войны будет когда-нибудь так близко. Я вздохнула с облегчением, что сейчас куплю себе халупу в Испании, и в случае опасности мне будет некуда бежать. Я внучка погибшего в Катыни офицера, так что у меня нет иллюзий относительно России. Я просто боюсь", — говорит Сивинская.

Магдалена Гельман (Magdalena Helman) бросила карьеру бизнес-психолога и уехала из Польши в Испанию, где занялась сдачей полякам квартир в аренду. Ее клиенты говорят ей о своем страхе перед Путиным. "Некоторые покупают здесь дома и квартиры, потому что боятся войны. Например, моим друзьям-врачам раньше хватало дачи в польских Бещадах. Но когда началась операция на Украине и рядом с ними, прямо за польской границей, упала российская бомба, они испугались и прилетели в мой городок. На третий день они уже присмотрели, а потом купили дом. Они говорили: “Мы должны иметь что-то здесь, потому что в Польше сейчас очень опасно”", — вспоминает Гельман.

Она не скрывает, что сама с 2022 года испытывает страх. Слыша все новые и новые сообщения об угрозе масштабной войны, она все более убеждается в том, что поступила правильно, переехав в Испанию. "Я не исключаю никаких сценариев, в том числе и самых черных", — констатирует Магдалена Гельман.

Акция "Все, что есть, мечи на стол" закончилась для Малгожаты Дуды и ее мужа покупкой квартиры недалеко от Аликанте. Они живут там уже полтора года. "Мы устроили себя жизненную перезагрузку. Нам было бы сложно жить в Польше, тем более что нам было уже к пятидесяти. Наши связи с друзьями в Польше ослабли, а некоторые вообще прекратились. До того, как мы в какой-то степени овладели испанским языком, мы были одиноки. Наши местные соседи очень гостеприимны и дружелюбны, но между нами есть культурный барьер, из-за которого мы до сих пор чувствуем себя немного чужими и с этим, вероятно, уже ничего не поделаешь", — говорит Малгожата.

Но при этом она замечает, что, несмотря на все трудности, она не сожалеет о решении уехать из Польши, потому что многому научилась у местных жителей. "Они научили меня, что не обязательно крутить педали, пока не упадешь замертво. Показали, что можно остановить свой велосипед, сойти на обочину и просто смотреть на проносящихся мимо меня гонщиков. Сначала я почувствовала панику, а потом меня охватило спокойствие. Я больше не кручу педали, как ненормальная. Я делаю свою работу, чтобы было, на что жить, а вечером иду с мужем на гитарный концерт в испанский кабачок. Этим я и занимаюсь — забочусь о себе и своем муже, это для меня самое главное", — рассказывает она.

И добавляет, что тоже поддалась страху перед войной, но не хотела бы ни в ком его подпитывать. Впрочем, она уже его не чувствует, потому что не следит за ситуацией в Польше. "Как ни парадоксально, благодаря этому страху я возродилась. Если бы не он, я бы никогда не решила уехать из Польши. Мы с мужем так бы и крутили педали, чтобы добраться до цели — открыть собственный бизнес. Мы, наверное, никогда бы не добрались до этого финиша, и даже если бы добрались, думаю, мы были бы разочарованы. Потому что теперь я вижу, что это не то, что нам на самом деле было нужно. А нам нужна только спокойная и комфортная жизнь под этим испанским солнцем и забота друг о друге. Эта перемена была для меня самым большим сюрпризом за всю мою жизнь", — говорит Малгожата Дуда на прощание.

26.03.24

russianspain.com